Право.ru. Что считать форс-мажором из-за санкций: мнения юристов

Об этом рассуждали цивилисты на деловой панели «Непреодолимая сила и невозможность исполнения в условиях санкций». Мероприятие проходило в рамках десятого юбилейного ПМЮФ.

Руководитель группы энергетики в юрфирме Пепеляев Групп Михаил Церковников начал с тезиса, что ст. 451 ГК позволяет менять условия договора в экстраординарной ситуации, но она не очень работоспособна. По его словам, такую норму применят, «если найдется смелый судья».

Есть еще одна возможность, которую закрепил Пленум Верховного суда в Постановлении от 24.03.2016 № 7. Там указано, что должник не отвечает перед кредитором за те убытки, которые возникли из-за просрочки исполнения обязательств по причине наступления обстоятельств непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК, п. 2 ст. 405 ГК). То есть должник может отказаться от договора и для этого ему не надо ходить в суд, обратил внимание Церковников.

Бывают случаи, когда у должника нет денег или в возникших проблемах виноваты его же недобросовестные контрагенты. Такие случаи по общему правилу не обстоятельства непреодолимой силы, подчеркнул финансовый уполномоченный по правам потребителей финансовых услуг Денис Новак: «Это все проблемы только должника». Исключения в такое правило внесла два года назад пандемия. ВС в своем коронавирусном Обзоре № 1 пояснил: если у вас нет денег из-за антиковидных мер, то это могут признать основанием для освобождения от ответственности за неисполнение обязательства. С санкциями ситуация 50 на 50, обращает внимание Новак. Он изучил практику по делам, в которых стороны ссылались на подобный момент.

Кому-то стоит воспользоваться сертификатом о наличии обстоятельств непреодолимой силы, который выдает Торгово-промышленная палата. Ее вице-президент Вадим Чубаров отметил, что справки о форс-мажоре выдают и в тех случаях, когда невозможно исполнить денежные обязательства из-за санкций. Он признал, что были ситуации, когда участники делового оборота не соглашались с выводами ТПП и шли в суд, пытаясь оспорить. «Но арбитраж и госсуды обычно поддерживают наши решения, так как у нас организация считается экспертным учреждением высокого уровня. За пандемийное время мы получили 45 000 запросов по внутренним контрактам на получение заключения о форс-мажоре. Но такой документ мы выдали лишь чуть более чем в 6000 случаев.», — резюмировал Чубаров.