ASIA TV.Россия и Иран строят новый трансконтинентальный торговый маршрут свыше $20 млрд в обход санкций Запада

Россия и Иран активно работают над запуском гигантского торгового пути, который соединит Россию с Индийским океаном, упростив таким образом доступ ее компаниям на азиатские рынки. Протяженность нового торгового пути составит около 3 тысяч км и свяжет Санкт-Петербург, Москву через столицу Ирана Тегеран с конечным пунктом в индийском Мумбаи. Обе стороны активизировали строительство сопутствующей инфраструктуры, а также вкладываются в расширение транспортных мощностей портов, речных каналов и железнодорожных путей на протяжении всего торгового пути. Инвестиции в проект превышают более $20 млрд, но его главное преимущество — он практически неуязвим перед санкционным давлением западных стран, сообщает агентство Bloomberg.

Издание отмечает, что уже сейчас десятки иранских судов, которые находятся под санкциями западных стран, активизировали свою деятельность в акватории Каспийского моря и курсируют по торговому маршруту. Сближение Ирана и России агентство называет ярким примером того, как крупные державы готовы менять устоявший экономический ландшафт в попытке организовать геополитические блоки. Ключевая цель нового маршрута — минимизировать вмешательство западных стран в экономику и получить доступ к бурно развивающимся рынкам Азии.

Эксперт по санкциям и внешней политике России в лондонском Международном институте стратегических исследований Мария Шагина сказала, что «речь идет о создании устойчивых к санкциям цепочек поставок на всем протяжении торгового пути».

Возникающий торговый коридор позволит России и Ирану сократить существующие маршруты на тысячи километров. На его северной оконечности находится Азовское море, которое граничит с Крымским полуостровом, юго-восточным побережьем Украины, включая «оккупированный» Россией порт Мариуполь, и устьем реки Дон.

Ранее в этом месяце, перечисляя выгоды своей страны от военных действий в Украине, президент Владимир Путин сказал, что Азовское море «стало внутренним морем» для России.

Оттуда речные, морские и железнодорожные сети простираются до иранских узлов на Каспийском море и, в конечном счете, в Индийском океане. Путин также отметил важность этого конца коридора.

На экономическом форуме в сентябре он подчеркнул необходимость развития судоходной, железнодорожной и автомобильной инфраструктуры вдоль маршрута, что «предоставит российским компаниям новые возможности выхода на рынки Ирана, Индии, Ближнего Востока и Африки, облегчит поставки из этих стран взамен».

Шагина оценивает совокупные инвестиции в проект в районе $25 млрд. Она также отмечает, что реализация подобного амбициозного проекта двумя странами, находящимися под жесткими санкциями, не может не напрягать западные страны. Они стремятся не допустить поставок запрещенных товаров, в первую очередь оружия, и намерены прикрыть все лазейки, которые создаст новый торговый путь. Иран и Россия продолжат таким образом играть в кошки-мышки с Западом, уверена эксперт.

Американские власти в курсе проекта и активно следят за его исполнением. Представитель Белого дома, советник по санкциям Джеймс О’Брайен подтвердил, что санкции в отношении топ-менеджмента РЖД были введены в том числе по причине развития этого торгового маршрута. Он отметил, что администрация США намерена пресекать любые попытки обхода западных санкций и будет вести работу, чтобы весь мир видел, «что никто не сможет скрыться». США опасаются, что по новому маршруту Москва и Тегеран активизируют поставку оружия, чтобы Россия могла продолжать военную агрессию против Украины.

Однако, помимо сугубо военной подоплеки, у проекта есть широкие экономические перспективы, отмечает агентство. Издание отмечает, что по Волге и Дону традиционно отправляется множество энергоресурсов, а также сельскохозяйственной продукции. Стороны уже заключили соглашения о сотрудничестве, которые предполагают доставку турбин, полимеров, запчастей, медицинских товаров — того, что сейчас внутри России находится в достаточно остром дефиците. В обратном направлении же идет, например, ядерное топливо для иранского реактора в Бушере. Для России Иран — еще одна возможность перенаправить часть своей продукции, которая ранее направлялась на европейские рынки.

Правда, в тотальный контроль нового торгового пути со стороны Запада верят не все. Например, эксперт по странам Персидского залива из Катарского университета Николай Кожанов, который с 2006 по 2009 год работал российским дипломатом в Тегеране, уверен, что под частичный контроль можно взять морские торговые пути, но внутренние — нет, особенно, если речь идет о сухопутных.

«Можно установить контроль над морскими путями, но за наземными путями трудно следить. Уследить за всеми практически невозможно», — отмечает Кожанов.

Россия и Иран позитивно смотрят на перспективы двустороннего сотрудничества. В ходе недавнего визита в Тегеран глава Торгово-промышленной палаты (ТПП) Сергей Катырин заявил, что стороны намерены увеличить товарооборот с Ираном примерно в 8 раз — с текущих $5 млрд до $40 млрд. Также Иран в самое ближайшие время может стать членом сразу нескольких государственно-экономических союзов. Речь идет о Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), БРИКС и даже Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Иранские власти прямо говорят о желании создать «восточную ось», чтобы свести все контакты с Западом к нулю. Подобное мышление, как отмечает агентство, может привести к возрождению военно-политических союзов по аналогии с началом XX века и фрагментировать мировую экономику.