06.01.2022

Известия. По пути прогресса: где искать хорошую работу

Жители Москвы и Петербурга уже задумываются о переезде в регионы   Исследовательский центр «Зарплаты.ру» заявил, что, согласно опросу, более половины жителей Москвы и Санкт-Петербурга согласны на переезд в российские регионы ради работы. Кого-то привлекает климат южных городов, другим хочется быть поближе к Западу и жить в Калининграде, а некоторые готовы отправиться в Сибирь. Может ли в ближайшее время поменяться ситуация с внутренней трудовой миграцией в пользу регионов, разбирались «Известия».   Куда готовы переехать москвичи В опросе, который провел исследовательский центр, приняли участие 1700 жителей Москвы и Санкт-Петербурга. Более 60% из них заявили о готовности уехать в другой город ради работы, но навсегда согласны покинуть столичные регионы только 28% опрошенных, которых «ничего не держит» в больших городах. Еще треть всех респондентов сказала, что готова работать в другом российском городе не более трех лет. Причем женщины гораздо чаще готовы к переезду внутри страны — среди согласных на переезд участников опроса их 62% против 38% мужчин. Самыми привлекательными для опрошенных стали города на черноморском побережье: в Сочи хотел бы перебраться ради работы каждый пятый из тех, кто готов уехать из Москвы и Петербурга, по 10% жителей столицы хотели бы отправиться в Ялту и Севастополь.  Еще 7% согласных на переезд москвичей и петербуржцев готовы поработать в сибирских городах, 10% наиболее привлекательным называют Калининград, 3% — рассматривают варианты на Дальнем Востоке.  Основной причиной для переезда по-прежнему является более высокая зарплата — так ответили 49% готовых к переезду. Но еще 19% хотели бы поменять климат. 8% готовы покинуть Москву и Санкт-Петербург лишь бы работать в известной компании, 7% — ради карьерного роста, 3% — ради нового опыта в управлении. Только 2% из готовых к переезду москвичей и петербуржцев рассматривают возвращение в родной город. При этом от карьерного предложения жители Москвы и Петербурга откажутся, если будет риск для здоровья из-за сложной экологической обстановки (22%), если будут сложности с жильем на новом месте (27%), если компания не обеспечит условия для переезда (17%), если не устроит городская инфраструктура (8%).   Кто хочет переехать в Москву   Говорить о том, что начинается движение рабочих сил не в Москву, а из Москвы, пока рано. На это указывает другое исследование «Зарплаты.ру», которое было проведено с 13 по 17 декабря среди 2600 жителей регионов. Выяснилось, что 24% всех респондентов из регионов хотели бы переехать в Москву (58% из них) или Санкт-Петербург (42%) уже в 2022 году. Потенциальных трудовых мигрантов привлекают перспективы устроиться на работу с более высокой зарплатой (49% опрошенных), их расстраивает отсутствие в регионах возможностей для профессионального развития (25%), карьерного роста в столицах хотят 10% респондентов. Среди тех, кто планирует переехать в Москву или Санкт-Петербург в 2022 году, 12% уже получили приглашение для трудоустройства, а 37% проходят удаленные собеседования. То есть почти половина из всех готовых к переезду жителей регионов не просто задумываются об этом, а реально предпринимают определенные меры для смены локации. Более половины всех желающих переехать признаются: при смене своего города на столицу их доход должен вырасти более чем в два раза. Только 18% опрошенных пугают сложности с жильем на новом месте, отказаться от затеи люди могут в первую очередь из-за низкой зарплаты (46%) или отсутствия предложений от работодателей (29%). Отметим, что в 2020 году, согласно данным Росстата, внутренняя трудовая миграция оказалась на самом низком уровне за последнее десятилетие. Из одного региона в другой переехали 3,52 млн человек, хотя до этого этот показатель держался на уровне более 4 млн человек. Больше всего по-прежнему переезжали в Центральный федеральный округ — более 914 тыс. человек, на втором месте — Приволжский федеральный округ (643 тыс.), на третьем — Сибирский федеральный округ (более 410 тыс.). В 2019 году показатели были примерно такие же, только на третьем месте оказался Северо-Западный федеральный округ. В Минтруде «Известиям» подтвердили, что ЦФО был и остается самым привлекательным для трудовой миграции. — Это обусловлено потребностью предприятий в рабочей силе и наиболее высокими зарплатными предложениями для соискателей, — сказали в ведомстве. При этом, отмечает Минтруд, 70% миграционных потоков наблюдается внутри округа, что объясняется географической близостью к Москве и Московской области. — Данные обследования рабочей силы, на основе которых можно оценивать масштабы и направления межрегиональной трудовой миграции в России, не показали значительного изменения ее объемов и направлений в 2020 году по сравнению с предыдущими годами, — подтверждает ведущий научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) РАНХиГС Никита Мкртчян. — Нет и иных явных сигналов. Можно сказать, что пандемия и ее последствия пока существенно не повлияли на рынок труда.   Что происходит с внутренней миграцией Президент Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин сказал «Известиям», что видит противоречивые тренды на рынке труда, однако Москва «всё еще остается центром притяжения».  — Надо также иметь в виду поправки, вносимые в нашу жизнь продолжающейся пандемией, — сказал он. — Очень многие специалисты работают удаленно, уехав из Москвы домой. До пандемии на многих предприятиях Москвы применялся вахтовый метод, когда квалифицированные работники из других регионов приезжали в столицу на определенное время, жили в общежитиях предприятия, уезжали и снова возвращались. По его словам, из-за коронавируса ситуация изменилась — многие предпочли быть с семьей, пусть даже зарабатывая меньше. Катырин полагает, что в будущем на изменение структуры трудовой миграции в пользу большего интереса соискателей к предложениям в других регионах, а не в Москве, все-таки можно рассчитывать. — Перераспределение трудовой миграции между регионами есть и сегодня, не все ведь едут в Москву, но пока это лишь тенденция, наберет ли она полную силу, увидим в ближайшие годы при условии, что экономика регионов и страны в целом будет стабильно развиваться, — сказал он. — Конкуренция между регионами по привлечению квалифицированных трудовых ресурсов обязательно вызывает рост зарплат, производительности и качества, а это хорошо и для экономики, и для населения. Мкртчян однако отметил, что не стоит воспринимать результаты опроса о готовности жителей столиц переезжать в регионы буквально. — В действительности зачастую люди готовы дать такой ответ, если им будет предложена «работа мечты» с гораздо более высокой зарплатой, чем у них в настоящий момент, а работодатель предоставит жилье и позаботится об иных вопросах адаптации и обустройства на новом месте жительства, — говорит он. — Конечно, такие условия готовы предоставить единичным специалистам. Эксперт отмечает, что в агломерациях Москвы и Санкт-Петербурга всё еще наблюдается самое большое разнообразие на рынке труда, самые высокие зарплаты и самая комфортная городская среда. Именно комплексом этих условий руководствуются люди, стремящиеся переехать в столицу, отмечает Мкртчян. В регионах же, говорит он, привлекательные рабочие места чаще всего не требуют сопоставимого по объему привлечения специалистов — за исключением масштабного строительства инфраструктурных объектов, как было при подготовке к Олимпиаде в Сочи. Но и здесь речь идет скорее о временных работах. Однако некоторые эксперты всё же видят проявление тенденций к распределению трудовых ресурсов по регионам, в том числе из Москвы, уже сейчас. — До пандемии крупнейшие федеральные центры высасывали из регионов лучшую кровь: люди уезжали учиться, на заработки в Москву и больше не возвращались, — говорит президент SuperJob Алексей Захаров. — В пандемию много молодых людей, которые уехали в столицы, покорили их, но еще не успели обзавестись якорями — недвижимостью, определить детей в школы и так далее — вернулись домой в регионы, где есть родительская квартира, социальные связи. По его словам, компания видит обратный отток высококвалифицированных специалистов из Москвы в регионы. — Это очень интересная история. Раньше все футуристы говорили, что лет через 20 весь мир превратится в 600 больших городов, а всё остальное вымрет, — говорит он. — Сейчас мы видим, что пандемия и удаленка дали новую жизнь малым городам и регионам. Эти изменения очень позитивны, то же отмечают местные власти. По его словам, благодаря удаленке региональные рынки труда превращаются в глобальные и для работодателей, и сотрудников. У работодателей, говорит он, появилась возможность нанимать высококвалифицированных людей не только по всей стране, но и по всему миру. Одновременно и местные соискатели тоже научились с этим работать — и зарплаты программистов в ряде городов подтянулись к московскому уровню, говорит Захаров. — Пандемия превратила Россию в единый рынок труда в сегменте высококвалифицированных специалистов, — сказал он. — Этого не ожидал никто, но дальше эта тенденция будет только нарастать. Это с нами уже навсегда.   Как регион может привлечь трудовые ресурсы Сергей Катырин отмечает, что по-прежнему на первом месте для соискателей остаются деньги — за ними едут, чтобы, заработав, рано или поздно вернуться домой. — За качеством жизни в регионы россияне поедут тогда, когда и дома, и в регионах, где хотят привлечь трудовые ресурсы, материальная сторона не будет отличаться в разы¸ как сегодня, — говорит он. — Более высокая зарплата, карьерный рост и хорошее качество жизни в регионах, нуждающихся в привлечении посторонней рабочей силы, — это идеал, который сегодня пока мало где достижим.  В Минтруде, однако, замечают, что содействуют трудовой мобильности, в том числе между федеральными округами. — Минтруд перестраивает модель работы центров занятости, — сообщили в ведомстве. — Так, 19 регионов уже подключились к цифровой платформе «Работа в России» с общероссийской базой вакансий и резюме, что позволяет трудоустраивать специалистов в любой регион. Еще 65 регионов подключены к единой цифровой платформе с 1 января 2022 года. Также министерство выступило с инициативой расширения финансовой помощи соискателям при переезде. Сейчас поправки на этот счет находятся на этапе подготовки к внесению в Госдуму. Если закон примут, то материальную помощь смогут получить не только безработные граждане, зарегистрированные в центрах занятости, но и те, кто ищет работу и готов переехать в другой город или поселок даже для временного трудоустройства. — При этом работодатель может выступить участником софинансирования привлечения работников в рамках региональных программ, — отметили в ведомстве.     Сергей Гурьянов
22.11.2021

Известия. Тонкая работа: как изменится рынок труда после пандемии

Тотального возврата к прошлому не произойдет, а условия будут диктовать работники   Работодатели отмечают, что в 2021 году обострилась борьба за кадры: вакансии стало сложнее закрывать, а соискатели предъявляют все новые требования, которые приходится выполнять. Дистанционный режим работы становится новой реальностью, в которой компаниям предстоит жить и после периода ограничений, долго придется бороться и с кадровым голодом. Как изменится рынок труда после пандемии — в материале «Известий».   Как изменился рынок труда Компания UTEAM, которая проводила опрос с 4 по 22 октября среди 117 компаний-работодателей, отмечает, что 2021 год перевернул рынок труда. Для работодателей настали сложные времена, к ним предъявляют все больше требований: соискатели очень часто ищут удаленный формат занятости, за их лояльность приходится бороться с помощью контр-офферов. Кадровый голод приводит к тому, что вакансии стало закрывать сложнее — на это изменение указали 68% опрошенных компанией работодателей. 50% начали более плотно работать с кадровым резервом, 41% стал чаще рассматривать соискателей из других регионов. Одновременно в 36% компаний сотрудники чаще стали работать сверхурочно, и, как следствие, 33% работодателей столкнулись с выгоранием ключевых сотрудников. 21% компаний начал отслеживать психоэмоциональное состояние работников, в 12% фирм, принявших участие в опросе, появился психолог.   Еще одна важнейшая тенденция — сотрудники и соискатели все чаще предпочитают удаленный формат. На это указали 65% компаний. В то же время сами работодатели отдают предпочтение людям, привитым от коронавируса или готовым к вакцинации, — об этом сказали в 61% компаний.   Когда закончится удаленка В исследовании говорится, что удаленный формат занятости предпочитают как соискатели, так и уже имеющиеся сотрудники. И компании просто вынуждены идти на такую уступку, даже если не очень приветствуют формат дистанционной работы. Теперь свои правила диктует кандидатский рынок, что, по мнению UTEAM, ведет к глобальной трансформации рынка труда: пандемия утихнет, но возможности вернуть людей в офисы у бизнеса не будет. С этим уже пришлось столкнуться некоторым предприятиям в этом году, когда были ослаблены коронавирусные ограничения.  — Не все работодатели сегодня осознают, насколько сильное развитие получил тренд на дистанционную занятость, — заметила руководитель отдела по подбору персонала кадровой компании UTEAM Ирина Антоненко. — В западных компаниях, представленных в России, в обозримом будущем отказываться от удаленного и гибридного форматов не готовы. Более того, 90% из них уверены, что тотального возврата в офисы не произойдет. В то же время, замечает она, для российских компаний работа из офиса до сих пор чаще всего считается нормой — при первой же возможности туда возвращали 90–100% сотрудников. Однако сейчас, говорит Антоненко, такой подход создает дополнительные сложности при найме — на офис готовы не все. Коммерческий директор сервиса «Работа.ру» Владимир Корицкий согласен, что удаленный формат работы сохранится после коронакризиса. — По данным нашего последнего исследования, 72% россиян хотели бы работать удаленно, а 12% уже работают из дома, — рассказал он «Известиям». — Вместе с этим все больше компаний обращают внимание не на локацию сотрудника, а на его эффективность и закрытие текущих задач. Основатель SuperJob Алексей Захаров замечает, что удаленка и распределенные офисы не просто сохранятся, а это будет развиваться и дальше. Компании, которые с этим научились работать, приобрели большие конкурентные преимущества, говорит он, а не перестроившиеся на новую реальность фирмы будут терять долю рынка и самых профессиональных людей. — Люди привыкли к большим степеням свободы, не хотят тратить время на дорогу, — говорит он. — Чем более высококвалифицированный специалист, тем меньше у него желания ездить в офис. Если компании пытаются вернуть людей в офис, то сотрудники просто обновляют резюме и через день работают в другой компании, которая не давит на них в этом смысле.  Захаров рассказывает: в его компании после локдауна в офисы вернулась примерно только треть сотрудников, остальные работают на удаленке. И речь тут не идет о желании или нежелании работодателя. — Нас это как работодателей может устраивать, может не устраивать, но никакого выбора нет — только научиться с этим работать, — говорит он. — Иначе мы потеряем людей. Если я попытаюсь жестко вернуть всех в офис, то как минимум половины программистов я точно лишусь. Он отметил: когда был первый локдаун, то 95% впервые ушедших на удаленку сотрудников хотели как можно скорее вернуться обратно в офис, потому что это был стресс для них. Но уже через полгода после начала удаленки больше 50% опрошенных говорили, что ни при каких условиях не хотели бы возвращаться в офис — менталитет поменялся очень быстро. Исследование «Работы.ру», проведенное в ноябре 2021 года среди более 5 тыс. респондентов, показало, что 90% из тех, кто работает из офиса, хотели бы получить новую профессию, чтобы иметь возможность работать удаленно, а 9% из них уже обучаются такой специальности. Пресс-секретарь VK (бывшая Mail.ru Group) Петр Комаревцев рассказал «Известиям», что в их корпорации ввели новую концепцию подхода к работе — Make Really Good, когда сотрудники сами могут выбрать свой режим: полная удаленка, гибрид или посещение офиса постоянно. — Все три варианта позволяют эффективно и комфортно в зависимости от собственных предпочтений работать благодаря нашим системам — видеозвонкам или корпоративному мессенджеру myTeam, — говорит он. — Мы постоянно ищем новые решения. Это и наличие психолога в офисе, музыкальная комната, фреш-бар, тематические и спортивные кружки, и даже открытие офиса в Сочи. При этом работа в офисе теперь предполагает ряд новых ограничений: 61% работодателей сейчас при прочих равных предпочтут кандидата, который сделал прививку от COVID-19 либо готов вакцинироваться в ближайшее время. Вакцинация теперь облегчает и повседневную жизнь, и работу: Петр Комаревцев рассказывает, что еще осенью прошлого года в компании установили правила, что для работы в офисе сотруднику надо раз в три дня сдавать тест на коронавирус. Те, кто прошел вакцинацию, могут этим правилом пренебречь.   Почему работать на родине стало выгоднее   Еще одна тенденция, которая после пандемии останется надолго — зарплаты высококвалифицированных специалистов, которые могут работать удаленно, практически сравнялись по всей стране. — Раньше, нанимая высококвалифицированного программиста, мы хотели иметь его у нас в одном из наших офисов, — говорит Алексей Захаров. — Теперь мы научились нанимать людей из любой точки страны, а то и мира. И получилось, что размер зарплаты, условно говоря, астраханских программистов вполне себе подтянулся к московскому уровню. С одной стороны, часть московских программистов, которые родом из регионов, уехала к себе на родину и не собирается возвращаться. С другой стороны, зарплаты их коллег подтянулись к среднестрановому уровню, потому что из Москвы мы нанимаем специалистов в регионе. По его словам, для работодателей в условной Астрахани это, с одной стороны, плохая новость — им приходится больше платить, чтобы удержать сотрудников. С другой стороны, появилась возможность и самим нанять лучших специалистов из Москвы. — Раньше удаленщики в регионах воспринимались как более дешевая рабочая силы, сейчас нет. Это хорошая новость, — говорит Захаров. Руководитель департамента аналитики «Зарплаты.ру» Юрий Михеев с ним согласен.   — Многие компании начинают искать персонал в регионах, где зарплаты были ниже. В результате усиливается конкуренция, начинают расти зарплаты, в том числе в регионах, — рассказал он «Известиям». — Сейчас по очень многим позициям они догоняют московские. Но столичным фирмам это по-прежнему выгодно, вряд ли этот тренд на приглашение удаленных специалистов из регионов изменится. По данным UTEAM, 41% работодателей стал чаще рассматривать кандидатов из других регионов, готовых переехать или работать удаленно. Московские компании, по данным hh.ru, каждый месяц отправляют соискателям из регионов почти 800 тыс. приглашений на ту или иную вакансию. Одновременно с удаленкой появилась тенденция мультизанятости, говорит Захаров. Если раньше за человеком в офисе был контроль и работать он мог только на одну компанию, то теперь нет такого надзора, но освободилось время — в крупных городах это 2–3, а то и 4 часа, которые раньше тратились на дорогу.  — Появилась возможность работать даже не как фрилансер, а как постоянной сотрудник на две-три компании вместо одной большой, — отметил Захаров. — Для высококвалифицированных специалистов это очень хорошая новость, потому что, если они умеют себя продавать, они могут одну зарплату поменять на три, а то и на пять. Владимир Корицкий также указывает на развитие альтернативных форм занятости. По его словам, соискатели могут выбирать наиболее удобный формат трудоустройства, отказавшись от долгосрочного контракта в пользу временных проектов или сезонной работы. — Специалист может совмещать несколько проектов, планировать свою деятельность на короткий срок и самостоятельно выстраивать свой график, — говорит он. — Для компаний такие форматы — это экономия средств, которые необходимы для оплаты сотрудника на постоянном контракте, если нет стабильного потока задач.   Кадры устанавливают правила Впрочем, борьба за региональные кадры связана не только с пандемией и желанием сотрудников работать удаленно. Наступил глобальный кадровый голод. 68% компаний из опроса UTEAM признают, что закрывать вакансии стало значительно сложнее, чем два-три года назад. — Рынок труда стал кандидатским — последнее слово все чаще остается за соискателем, — замечает Антоненко. — Предпосылки к этому возникали задолго до пандемии, а ключевая причина — это последствия демографического кризиса 1990-х годов: трудоспособного населения физически становится меньше. В то же время количество предложений о работе постоянно растет: по нашим данным, только в Москве за сентябрь 2021 года было открыто на 60% больше вакансий, чем за сентябрь 2019 года. При этом количество активных резюме за этот период почти не изменилось, говорит она: рост составил всего 2%.  По данным UTEAM, 55% работодателей на фоне ожесточившейся борьбы за таланты вынуждены чаще прибегать к контр-офферам ради удержания ключевых сотрудников, им поднимают зарплаты и расширяют полномочия. В 50% компаний, отмечается в исследовании, плотнее начали работать с кадровым резервом. В «Работе.ру» подтверждают, что соискательская активность восстанавливается гораздо медленнее, чем растет число вакансий. Вице-президент ТПП РФ Максим Фатеев заметил, что серьезная трансформация рынка труда началась еще до пандемии, однако в ее условиях многие процессы стали происходить не эволюционным путем, а практически революционным. — В большинстве своем современный российский рынок труда — это прежде всего рынок работодателя, и «правила игры» устанавливает он, а работники в большинстве своем слабо отстаивают свои права, часто соглашаются на условия, отличающиеся от нормальных, включая переработки, серую заработную плату, — сказал он «Известиям». — Но случившаяся пандемия серьезно меняет ситуацию, и, похоже, наступает эра работника. Этим же термином называет ситуацию на рынке труда Корицкий.   Почему наступил кадровый голод   Юрий Михеев отмечает, что глобальный кадровый голод после пандемии вряд ли закончится, потому что в демографической яме Россия была все 1990-е и начало 2000-х. Страдают из-за это все отрасли. — Мы ожидаем, что в ближайшее время большинство работодателей изменит свою политику найма относительно сотрудников старше 40–45 лет, — говорит он. — Если сейчас у них есть сложности с трудоустройством, то в ближайшее время они решатся. Новых сотрудников на рынок выходит очень мало. По его словам, закрытие границ для мигрантов ситуацию только усугубило — она стала развиваться лавинообразно, конкуренция за работников появилась во многих отраслях. — Плюс ко всему рабочая сила у нас довольно мобильная, — говорит Михеев. — Мигранты уехали, в строительстве стало сильно не хватать сотрудников — стали расти средние зарплаты. Многие водители и работники СТО начали уходить туда, затем в курьеры, где работа не требует высокой квалификации, но оплачивается зачастую лучше. Еще в 2020 году мы увидели структурные изменения на рынке: работник с резюме официанта стал откликаться на вакансию курьера или строителя. Начались кадровые перетоки, и кадровый голод стал ощущаться практически во всех сферах. Фатеев рассказывает, что в августе 2020 года уровень безработицы достиг максимума за последние 10 лет, и почти 40% обратившихся в службы занятости граждан пришли с неофициального рынка труда, которые изменили свое мнение о важности официального статуса работающего. Некоторые граждане предпочли перейти в статус самозанятых — их численность за год к августу 2021 года увеличилась почти на 2 млн человек. — Дефицит работников возник и в тех сферах, где традиционно трудились иностранные работники. Их численность с начала пандемии сократилась почти вдвое. И вот в этих условиях многие компании столкнулись с кадровым голодом, — говорит Фатеев. — В некоторых сферах идет буквально охота за квалифицированными работниками. Это можно наблюдать и по количеству вакансий, и по росту заработной платы. Работодатели вынуждены менять свое отношение к работникам, идти им навстречу в вопросах благоприятного режима рабочего дня, возможности работать удаленно, повышения заработной платы. И в ближайшее время такая тенденция, скорее всего, сохранится. Советник департамента социально-трудовых отношений и социального партнерства аппарата Федерации независимых профсоюзов России Егор Пьяных заметил, что на самом деле людей, которые ищут работу, по-прежнему больше, чем вакансий. Это можно увидеть хотя бы на основании сопоставления числа предложений со стороны работодателей и числа резюме. Многие люди недовольны своим рабочим местом и готовы его поменять, считает он. — У компаний в сложившейся ситуации стратегия может быть очень простой: нужно брать людей из других видов экономической деятельности, где численность соискателей выше, чем вакантных рабочих мест, обучать их и предлагать достойную зарплату, чтобы они хотели работать в этих организациях, — говорит он. По его мнению, проблема здесь еще и в том, что в стране не налажена система прогнозирования потребности работодателей в кадрах на рынке труда. Есть лишь отдельные мониторинги. Например, Минтруд разрабатывает прогноз баланса трудовых ресурсов на трехлетнюю перспективу, другие организации ведут прогнозы по определенным профессиям. — Но все это разрозненные данные, а вот действительно какого-то долгосрочного прогноза, который бы координировался с системой образования, у нас сейчас нет, — говорит Пьяных. — Поэтому возникает перекос на рынке труда, когда в одних отраслях много соискателей, а в других их не хватает.   Сергей Гурьянов