Техничное решение

Банковский сектор сейчас кардинально меняется. Традиционный бизнес больше не в моде у фондового рынка: инвесторы хотят, чтобы банки конкурировали с Google и Amazon.

Один из первых банков, Monte dei Paschi di Siena, гордится тем, что первое отделение в Сиене никогда не закрывалось и продолжает успешно функционировать в XXI веке на том же самом месте, где и 550 лет назад. Но сегодня все чаще предметом гордости банков становится то обстоятельство, что у них вовсе нет и никогда не было физического офиса, а все операции клиенты могут осуществлять в мобильном приложении или на сайте. Такая масштабная трансформация банковского сектора заставляет по-новому взглянуть на управление рисками и обеспечение надежности каждой кредитной организации и банковской системы в целом.

В нашей стране риски, связанные с неопределенностью, особенно высоки. В первую очередь из-за международной политики: периодически ряд западных государств грозит ввести новые санкции. Приходится быть готовым к тому, что могут быть закрыты границы, для определенных юрисдикций стать недоступны популярные финансовые сервисы или могут появиться новые торговые барьеры и запреты на импорт или экспорт продуктов и технологий. Поскольку предсказать такие события заранее невозможно, лучшим инструментом противодействия становится диверсификация — хорошо известная банкирам стратегия, причем задумываться приходится о диверсификации практически всех составляющих бизнеса, включая технологические решения базовой инфраструктуры и программных платформ.

Порой альтернативные варианты появляются, когда угроза отключения критического сервиса уже очень высока. Так появились на свет система передачи финансовых сообщений Банка России, платежная система «Мир» — в ответ на реальные угрозы отключения России от SWIFT или популярных платежных систем Visa и MasterCard. В ряде других российских отраслей выходом из похожей ситуации стало известное всем импортозамещение, но, к сожалению, когда речь идет о банковских технологиях, полагаться исключительно на российские разработки нельзя. Оборудование, которое используют и наши банки, преимущественно импортного производства, при этом основная часть этой инфраструктуры — разработки глобальных IT-компаний, которые ежегодно инвестировали в прикладные исследования и конструкторские работы миллиарды долларов в последние пару десятилетий.

Нехватка собственных технических решений в условиях глобального рынка не приговор. Для этого необязательно полностью и в одночасье заменить все «железо» на российские образцы. Во-первых, состав критической инфраструктуры можно диверсифицировать за счет использования нескольких вендоров из Европы или из Китая, откуда риск санкционных действий заметно ниже. Во-вторых, следует обратить внимание на совместные продукты разработки российских разработчиков и зарубежных поставщиков. Достаточно вспомнить совместный проект «Сбера» и Huawei по предоставлению услуг облачного хранилища Sber.Cloud или сотрудничество NVision Group вместе с Hewlett Packard Enterprise (HPE) и китайской Inspur по производству в России серверов и систем хранения данных.

Очевидно, что самый высокий риск оказаться объектом санкционного давления — у крупных кредитных организаций с государственным участием. Между тем в топ-15 российских банков есть полдюжины достаточно крупных частных структур. С одной стороны, для них риски санкций чуть ниже, чем для госкомпаний, с другой стороны, и они могут оказаться под ударом секторальных ограничений.

В случае с частными банками диверсификация — это ответ не только санкционным угрозам, но и потенциальным технологическим проблемам, которые нередко связаны с безальтернативными аппаратными и программными решениями. Идеальный рецепт диверсификации — это заимствование всех лучших зарубежных технологий при одновременном развитии собственных компетенций и разработок. При этом необходимо понимать и то, что внедрение решений, созданных специально под наш рынок, в том числе и совместно с зарубежными производителями, в моменте приведет к некоторому увеличению капитальных и операционных затрат. Но это неминуемая плата за надежность.