Андрей Волков: индустрии растительных продуктов нужны максимально прозрачные правила игры

Индустрия продукции на растительной основе – динамично развивающийся сегмент пищевой промышленности. В 2021 году оборот российского рынка данного сегмента составил почти 11 миллиардов долларов. О том, как развивается индустрия растительных продуктов, что ждет ее в ближайшей перспективе – в интервью с заместителем председателя Совета ТПП РФ по развитию потребительского рынка председателем правления Союза производителей продукции на растительной основе Андреем Волковым.

 

- Андрей Валентинович, вы работали заместителем министра сельского хозяйства РФ, большой академический опыт – МГИМО, Международная промышленная академия. Расскажите о вашей деятельности в Минсельхозе России.

- Непосредственно в Министерстве сельского хозяйства у меня сравнительно небольшой стаж работы. В первый раз я туда приходил, когда это было Министерство сельского хозяйства и продовольствия, а потом – когда появилось просто Министерство сельского хозяйства (продовольствием занимался уже Минпромторг России). Мне кажется, что сегодня смена названия вновь актуально, и в скором времени Минсельхоз России вернет себе «приставку» и будет заниматься продовольствием в самом широком смысле слова.

 

- Союзу производителей продукции на растительной основе повезло, что его правление возглавил человек с таким богатым опытом, экспертизой, знанием дела и людей, от которых зависит развитие пищевой промышленности. Скажите, для вас что представляет образ растительной продукции? Любите ли растительное мясо или молоко? 

- Об индустрии растительных продуктов я узнал не так давно – в диапазоне последних двух лет. Увидел, что ритейл стал принимать эту продукцию себе на полку. Мне стало интересно, я попробовал. Мне очень понравились напитки, замечательные альтернативные виды растительного мяса. Наверное, именно потому, что мне это нравится, я и присоединился к вашей команде. Надеюсь, что мы будем совместными усилиями эту отрасль развивать. Потенциал у нее очень большой. Мне кажется, что в ближайшее время мы будем видеть уверенный рост, о чем говорит статистика.

С учетом того, что я еще преподаю в нескольких учебных заведениях, то я наблюдаю за интересами молодежи. Так вот у них большой оптимизм по поводу продукции на растительной основе. Растительные напитки они пьют даже в аудитории, причем делают они это с воодушевлением.

 

- Какие задачи должны стоять перед Союзом, как бы вы их сформулировали? Что нужно сделать, чтобы поддержать отрасль?

- У Союза очень хорошие учредители, и это замечательно, потому что ему будет легче развиваться. В чем основная проблема? Продукция на растительной основе еще не полностью идентифицирована, и мы не везде видим ее в государственных документах, научных документах. Есть очень много вопросов по неймингу – что есть растительная продукция, растительное мясо или растительное молоко. Существует много вопросов, даже претензий со стороны других участников рынка. Я думаю, что Союзу придется бороться за свое место и за свою терминологию.

Я думаю, что в ближайшее время Союз займется стандартизацией с помощью технических комитетов Росстандарта. В дальнейшем рост продукции неизбежен, мы выйдем и на мировые рынки, и на международную стандартизацию в том числе.

 

- Зачем отрасли нужна кодификация? Нет отдельных кодов ОКПД2. На что это влияет?

- При обращении к государству мы желаем получить поддержку. Мы сегодня законно находимся в пищевой промышленности. Пищевая и обрабатывающая промышленность имеет достаточно много льгот и, в принципе, развивается не просто стремительно, а закономерно в течение многих лет с государственной программой развития сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.

Если говорим о нашей новой продукции, то мы собираемся получить какие-то льготы, возможности развития, возможности поддержки экспорта. Продукция на растительной основе очень экспортно ориентирована. Например, азиатский рынок, с учетом ментальности, традиций, религиозных предпочтений, очень лояльно относятся к таким видам продукции. Если мы не будем отделены в отдельный код ОКПД-2, то как государство будет воспринимать конкретную продукцию, чтобы поддержать ее?

Я убежден, что государство с удовольствием поддержит развивающиеся направления, например, экспорт. Но им нужно иметь четкие ОКВЭДы, что мы продаем, какого качества, уровня безопасности и т.д. Все это создать в едином пакете – задача Союза. Мы создаем не только некий бюрократический институт, мы создаем предпосылки для будущего продвижения нашей продукции и дальнейшего успеха нашей подотрасли, как части пищевой промышленности.

 

- То есть, сейчас подотрасль продукции на растительной основе находится в некоей тени. Государство не видит, не идентифицирует, не понимает, что это такое?

- Государство все понимает. Государство очень умное, глубокое, детальное. Просто, если мы хотим что-то развивать, если мы говорим о развитии, государству нужно помочь, а оно поможет нам. Поэтому все эти шаги, что мы с вами планируем, они сделаны для взаимопонимания нашего бизнеса и государства, как инструментария для продвижения наших возможностей. 

 

- Также вы сказали «стандартизация». Что дают ГОСТы производителям и потребителям? Нужны ли они?

- Это очень важный инструмент в пищевой промышленности, если мы говорим только о ней. Стандартизация позволяет вести четкий регламент, понимание, что за продукцию мы делаем, наименования этой продукции, как ее можно отличить от другой продукции и как ее можно сохранить в тех требованиях, которые нам очень важны. Стандарты – это, по сути, правила игры. Без правил мы можем назвать любую «ложку поварешкой», и будем правы по-своему. А здесь мы работаем с государством, как с регулятором, с одной стороны, а с другой стороны, мы работаем с потребителем. Потребитель должен понимать, что он покупает, что он потребляет, какие меры воздействия на его здоровья данный продукт несет. Если не будет стандартизации, то будет хаос. То есть нам нужны максимально прозрачные правила игры.

 

-  Для развития отрасли нужны профессиональные кадры. Это инновационная отрасль, новые технологии – создать растительное мясо, йогурт и т.д. Есть ли в России такие кадры? Кто их готовит? Может ли Международная промышленная академия содействовать развитию кадрового потенциала для обеспечения отрасли?

- Конечно! Это миссия Международной промышленной академии, которая имеет очень серьезную историю. Практика академии многолетняя. Наиболее профильные ее клиенты – тоже пищевая промышленность и перерабатывающая. Приоритет – хлебопечение, мукомолы и кондитерская отрасль, плюс еще много сопутствующих моделей. Сама академия дает возможность сотрудникам этих компаний пройти переподготовку профессиональную или дополнительное образование получить, государственный сертификат, что очень важно. Ведь помимо самого образования это дает возможность еще и укрепить свое резюме, свои профессиональные, качественные показатели.

С нашим направлением нам предстоит большая работа и делать совместно новые курсы. Растительная продукция, как и любая другая, многополярна. Новые знания, которые будут включать медицину, опыт инженеров-технологов, которые разрабатывают рецептуры, вводят новую продукцию – это будет задача Международной промышленной академии и нашего Союза: именно создать подобные образовательные продукты, мы должны давать новые знания.

Есть международный опыт, есть возможности, есть замечательные учредители – их почти 40. Они все достойны, у них много знаний. Я думаю, мы скомпонуем образовательную программу. И здесь не только МПА, но и МГУПП, и другие образовательные центры можно подключать. Такой курс можно представить уже осенью.

 

- Скажите, а сложно ли такие курсы делать? На эту программу должны приходить люди с опытом работы, с опытом производства? Или это все-таки студенты, которые недавно закончили школу, которые понимают, что за здоровым питанием будущее, и они хотят этому учиться?

- Если мы говорим про Международную промышленную академию, то у нее четкий профиль – переподготовка и дополнительное образование. Туда приходят уже профессиональные люди. Как правило, это технологи промышленных предприятий, которые повышают свою квалификацию. Если мы говорим про МГУПП, который имеет всю линейку (и бакалавры, и магистры), туда могут приходить вчерашние школьники. И это две совершенно разные истории.

В МГУПП есть введение в специальность, разъяснение азов. Если приходит опытный технолог, то ему знания нужны более тонкие, которые позволят ему развивать свои компетенции и держать свои предприятия на высоком уровне.

Важно и то, и то. Здесь нужно цеплять интерес молодежи, очевидно, потому что им это важно. Они очень серьезно относятся к таким темам, как здоровье, здоровое питание, экология, защита окружающей среды.

Должно быть два направления – работать с общеобразовательными институтами, академическими подходами к повышению квалификации. Одно другому – не помеха.

 

- Есть ли в индустрии растительных продуктов кадровый голод? Если да, то куда идти новым предприятиям, чтобы создать производство?

- Этот вопрос очень масштабный. Я думаю, что кадровый голод, с т.з. технологических профессий, есть. Это большая проблема. Я общался с аграрными холдингами – переработчиками, сельхозпроизводителями – и можно сказать, что у нас большая проблема с агрономами, инженерами-технологами, механизаторами. В этом есть провал, Министерство сельского хозяйства РФ постоянно эту тему обсуждает. Кроме этого, присутствует большая текучка кадров. Тимирязевская сельхозакадемия выпускает специалистов, и какая-то часть проходит мимо своей потенциальной специальности.

Это системный вопрос. Здесь причинами может быть низкая заработная плата, отсутствует мотивация. Для нас это принципиальный вопрос – воспитать технолога, специалиста предприятия. Тем более, в этой отрасли, растительных продуктов, потому что отрасль очень сложная, требует много знаний - биотехнологии, нутрициология и т.д. Требуется глубокая подготовка. Исследовательские институты не все справляются с таким заказом на специалистов.

Я полагаю, что государство будет разворачиваться. Чуть меньше будет юристов и экономистов, которых сейчас в избытке, и чуть больше будет становиться инженеров-технологов, биотехнологов. Как, например, сейчас государство поддерживает IT-сферу. Государство пытается развернуть локомотив от некогда популярных специализаций к узким и профессионально направленным.

 

- Много участников Союза производителей продукции на растительной основе занимаются образовательными программами. Мы понимаем, что запрос на определенные программы подготовки кадров исходит от бизнеса. И сам бизнес начинает сам готовить для себя специалистов. Например, компания «ЭФКО», которая занимается решением кадрового голода. В компании есть образовательные программы, курсы. Молодых специалистов отбирают чуть ли не со школьной скамьи, ведут их по образовательному пути и в дальнейшем устраивают на свои предприятия.

- Исследовательские и образовательные центры таких компаний, как «ЭФКО» на очень высоком уровне. Далеко не все крупные компании этим занимаются. Здесь подход корпоративный к будущим кадрам, к выбору будущих работников. Это правильный путь, мировая практика. Если все большие компании делали также, то кадрового голода не было бы.

 

- Большое значение в нашей повестке занимают Цели устойчивого развития ООН. В какой-то степени, они трансформировались в ESG-повестку. Мы считаем, что производители продукции на растительной основе оказывают наименьшее воздействие на экологию, т.к. углеродный след минимален. Так ли это?

- Абсолютно верно. ESG-повестка еще в стадии развития. Ее очень серьезно поддерживают на самом высоком государственном уровне. Будущее за этим направлением. Здесь три ключевых компонента – экология, социальная ответственность и ответственное управление. Почти все крупные компании, которые занимаются углеводородами, переработкой, в т.ч. и в пищевой промышленности, принимают принципы ESG. Это добровольные принципы, поэтому очень важные.

Есть традиционное сельское хозяйство. Базовые направления: животноводство, птицеводство, растениеводство и т.д. Выберем любую подотрасль животноводства – каждая из них требует огромные ресурсы. Это вода, земля, корма, утилизация отходов, борьба с болезнями. Учитывая все это, можно выйти на углеродный след. Эксперты приводят разные оценки, но на растительное мясо такой след в 8 раз меньше. Это огромные цифры, если смотреть на реальные объемы выбросов.

Население планеты растет. Об этом говорят все, во всех странах мира. Россия – огромная страна, у нас есть и леса, и поля, и мы этим гордимся. В Европе есть тенденция перехода на органическое производство 25% своих земель (а земель у них меньше, если сравнивать с РФ). Это делается для защиты своих земель, для сокращения выбросов, для сохранения природы и экологии. Это касается и агрохимии, и животноводства. Плюс – болезни животных. Это очень непростая тема. Если мы вспомним COVID-19, откуда все началось… Да, промышленное животноводство – это не разведение летучих мышей, но, тем не менее, вирусы от животных передаются.

Огромное количество косвенного или прямого вреда человеческому здоровью происходит от промышленных технологий, включая остатки антибиотиков, поступающих с продуктами животноводства в наш организм. Об этом можно рассуждать бесконечно.

Растительная продукция – это совершенно другое. Это чистый белок. По многим показателям ESG движения наших учредителей и нашего Союза выглядят, как более честные и более открытые – для здоровья людей. Я думаю, что это будет изучаться, это должно быть подтверждено, но очевидно, что весь мир смотрит на это серьезно. ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН) показывает угрозу того, что может произойти, если будет продолжаться загрязнение климата, негативное влияние на экологию, в т.ч. мегапроизводство животных.

Конечно, это очень спорный момент, потому что вряд ли в ближайшем будущем мы заместим 100% продукции животноводства, но 10-20% растительной продукции вполне будет на наших полках. Сегодня эта продукция востребована. В конце концов, мы никому не навязываем никакие идеологии. Покупатель голосует сам рублем, долларом, евро – не важно.

 

- Ежегодно спрос на растительную продукцию растет на 20%...

- Да, и это факт. Одно из направлений моей профессиональной деятельности – Центр органических технологий. Органические технологии и производство продукции на растительной основе – отличаются принципиально, с точки зрения производства сырья, но, с точки зрения подходов к ESG, совпадают. В том направлении тоже сокращают вред природе. Рост органики в 2020-2021 годах – 26%. Это примерно такой же показатель спроса, как и у продукции на растительной основе. Развитие параллельное идет. Это не конкурирующие направления, тут разные происхождения продукта, т.к. продукция на растительной основе – это больше переработанная продукция, а органика – это в чистом виде, с поля.

Тут важно, как реагирует рынок. Люди сами делают осознанный выбор. Не под давлением пропаганды или рекламы. Это хороший пример, который должен членов нашего Союза воодушевить на развитие. Спрос будет расти, цены будут падать.

 

- Как, по-вашему, будет выглядеть индустрия растительных продуктов через 5, 10 или 15 лет? В каком мире мы будем жить, с т.з. потребления, обеспечения продовольственных потребностей?

- Сегодня так много внешних вызовов, не всегда позитивных, поэтому горизонт планирования даже на 5 лет невозможен. Я скажу, чего бы мне хотелось – жить стабильно, чтобы была абсолютно прозрачная повестка, как государства, так и бизнеса. Повестка, которая была бы настроена на создание продукта высокого качества и высокого уровня безопасности. И наше население все больше и больше смотрело бы в сторону экологии. Есть много пессимистов, которые скажут, что теперь все у нас про экологию забудут. Я убежден, что не забудут.

Экология – это вещь для будущего. Это не политический аспект. Это будущее внуков, правнуков. Никому не навредит чистая вода, чистая земля, чистый воздух. Думаю, что нет цели замещения традиционного сельского хозяйства другими продуктами. Но есть сегодня тенденции, новые направления пищевой промышленности, являющие инновационными, которые дают новые возможности. Рано или поздно мы увидим четкое воздействие такой продукции, подтвержденное наукой, медициной здоровья. Например, лечебное питание. Через 5 лет мы это увидим, все стремительно развивается.

 

- Много новых компаний приходит на этот рынок, а стратегии развития подотрасли нет. Какие ключевые пункты такой стратегии вы бы обозначили?

- Стратегия развития индустрии растительных продуктов необходима, это очевидно. Есть цель и целеполагание. Стратегия должна отражать, какие объемы, какие возможности, какая государственная поддержка, какие могут быть налоговые преференции, но при этом надо видеть перспективу и с определенной периодичностью вносить корректировки.

Например, в Минсельхозе есть стратегия развития всей пищевой промышленности, а у нас будет стратегия развития индустрии продукции на растительной основе до 2030 года. Там мы должны поставить индикаторы, просчитать их вместе с профессионалами, т.е. какие результаты мы должны достигнуть, какой объем рынка мы получим, какие шаги мы можем сделать, какие новые продукты можем интегрировать. Когда все это будет на бумаге, то мы обратимся к ФОИВам – Минсельхозу, Минпромторгу – посоветуемся с ними, с т.з. стратегий развития, больших государственных программ. Например, - «развитие сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности». 

Нам нужно «окрасить» себя, чтобы нас узнавали. Мы – глубокая переработка зерна и зернобобовых. И это все должно помогать им, нашим энтузиастам и бизнесменам, которые сейчас развивают производство на свой страх и риск. А мы должны сделать систему поддержки и понимания для них, что будет завтра.

 

- Несколько месяцев назад Союз сформировал антикризисную стратегию развития отрасли при нестабильной внешнеполитической обстановке. Скажите, зависит ли наша отрасль от международного фактора, стоит ли отрасли переживать? Как бизнесу реагировать?

- Не стоит бояться. Проблемы есть, но мы должны стремиться к импортозамещению. Мы должны замещаться технологиями, ингредиентами, семенами, сырьем, оборудованием. Безусловно, мы очень зависимы от оборудования. Сколько все это протянется, никто не знает. Но работать надо больше.

Правительство РФ старается поддержать экономику, промышленность, аграрный сектор, бизнес. Мы обязаны помочь все вместе и решить эти вопросы, в т.ч. импортозамещения, семенной и селекционной базы. Кстати, «ЭФКО» очень серьезно занимается соей, бобовыми. Чем больше таких направлений бизнес будет поддерживать, помогать государству, быть вместе с ним, тем меньше нам стоит бояться, тем быстрее мы выйдем из кризиса.

 

- Когда Союз подготовил антикризисный план, то в дальнейшем он был направлен в деловые сообщества и бизнес-ассоциации. Большое значение имела наша коммуникация с Торгово-промышленной палатой РФ. В рамках этой организации вы являетесь заместителем председателя Совета по развитию потребительского рынка. Расскажите, какие возможны варианты взаимодействия Союза, наших производителей с ТПП России?

- Еще в дореволюционный период купцы построили здание Московской биржи, учредили прототип будущей Торгово-промышленной палаты и создали необыкновенную систему поддержки российского бизнеса. ТПП – это про бизнес, для его поддержки. Я как раз нахожусь в одном Комитете и одном Совете. Мне кажется, что именно такая площадка дает возможность бизнесу обратиться за помощью, за решением вопросов, в т.ч. с нормативной базой.

Огромное участие Торгово-промышленной палаты заключается в выработке государственных нормативных документов. Например, президент ТПП РФ Сергей Николаевич Катырин входит практически во все государственные комиссии, активно в них участвует и поддерживает любые справедливые начинания.

Мы, как Союз, должны обязательно вступить в те комитеты и советы Торгово-промышленной палаты, которые я представляю, чтобы прямая и обратная связь была постоянной, и мы могли бы для участников нашего отраслевого объединения и потенциальных будущих членов быть прозрачными и делать те вещи, которые могли бы бизнесу приносить ясность и перспективу. Если мы можем прогнозировать, то мы уже выигрываем, ведь стратегическое планирование никто не отменял. Понятно, что в некоторых индикаторах оно может колебаться, но мы должны этим заниматься вместе с ТПП, потому что вся информационная база там есть.

В будущем нам нужно расширять аудиторию, с кем ведем коммуникацию. Нас очень поддерживает Государственная Дума, Совет Федерации, Министерство сельского хозяйства, Торгово-промышленная палата России. Дискуссию нужно продолжать, в дискуссии – истина.

Хочу обратиться к участникам Союза производителей продукции на растительной основе. Не надо бояться, надо смотреть уверенно вперед. При разработке стратегии мы будем вас просить учитывать то, что будет создаваться новая стратегия, новая отрасль, и потребуется ваше активное участие. Важно не упустить нюансов, тех вещей, которые мы можем пропустить. Вместе с вами и нашей командой нас ждет успех, новые ниши рынка, прозрачные правила игры и успехи на любых фронтах, которые связаны с отечественным бизнесом.