Зарубежный бизнес рассчитывает вернуться в Россию

Иностранный бизнес в большинстве своем не проявляет желания уходить из России и старается сохранить отношения с российскими партнерами. В таких условиях нам не стоит отказываться от годами выстраиваемого сотрудничества с ними. Об этом в интервью «Российской газете» рассказал президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ Сергей Катырин.

Насколько сильно сегодня сказывается уход некоторых западных компаний с российского рынка? Они уходят навсегда? И как быть с торговыми отношениями с Западом? Эти связи разрываются насовсем?

Сергей Катырин: Здесь нужно понимать, что у нас с Западом многолетние устойчивые связи, особенно активно наработанные в последние десятилетия. И говорить, что всё, с завтрашнего дня на Западе у нас интересов нет, я думаю, неправильно и совсем бесперспективно. Надо сохранять отношения, где возможно.

Несомненно, не со всеми удастся их сохранить, а эти санкции с нами надолго, если не навсегда. Однако я думаю, что как-то из-под них страны начнут потихоньку выползать: поначалу не афишируя, но меньше соблюдать все ограничения - что-то покупать, что-то продавать и так далее.

Есть еще иностранный бизнес, который вложил в Россию огромные деньги и не хочет их терять. Сейчас некоторые из них вынуждены уходить из России, поджиматься, сокращать объемы торговли и производства, более скромно вести себя на российских рынках. Однако такие решения принимаются под сильным давлением, в первую очередь правительства, руководства этих стран и общественного мнения. В подавляющем большинстве случаев иностранные компании не хотят уходить из России. Об этом говорят результаты наших многочисленных встреч с ассоциациями предпринимателей зарубежных стран - немецкими, американскими, французскими, японскими.

Все равно многие из них надеются на то, что в будущем вернутся и будут работать на нашем рынке. Неизбежно останутся те, кто захочет работать с Россией, вести здесь бизнес, сохранить себя на нашей территории или прийти потом. Поэтому надо сохранять отношения с теми, с кем работали. По крайней мере, мы в ТПП РФ стараемся отношения сохранить с партнерами и донести до коллег, что любая ссора заканчивается миром. И рано или поздно нам придется налаживать мосты, поэтому сейчас лучше их не разрушать.

Стоит ли в таких условиях говорить про разворот России на Восток?

Сергей Катырин: Я бы назвал это разворотом только условно, потому что по этим направлениям мы работали раньше и продолжаем это делать сегодня. Однако, конечно, в силу обстоятельств стали обращать на них больше внимания.

Я бы не сказал, что сначала мы все свои взоры обращали на Запад, а теперь - только на Восток или Юг. Мне кажется, все-таки наше внешнеэкономическое сотрудничество должно развиваться по разным векторам. И чтобы не попасть в такую же ловушку, как мы сейчас попали со странами Запада, когда все только на них полагались, не нужно теперь только на Востоке все вопросы решать.

Нужно двигаться в торговом плане и на Юг, и на Восток, и в Латинскую Америку, и на Африканский континент.

Как вы оцениваете скорость импортозамещения в России?

Сергей Катырин: Недостатка в товарах пока мы еще, по большому счету, не испытывали и не испытываем. Полагаю, что вряд ли наступит такой момент, когда будет какой-то дефицит, в частности, продуктов питания. Западных партнеров в этом плане заменят те, кто у нас работает и с Юга, и с Востока, а кроме того, мы в большинстве своем и своими продуктами в этом плане обладаем. С другими вещами из нашего обихода, товарами общего потребления, я также не вижу каких-то серьезных сложностей в ближайшем будущем.

С точки зрения промышленной продукции, более серьезных вещей - комплектующих, запчастей для различной техники - процессы замещения идут уже не так быстро, как хотелось бы. Однако это вполне естественно. Ведь кроме санкций и запретов на продажу этой продукции мы столкнулись с нарушением логистических цепочек, а выстраивать новую логистику сложно.

Контейнерные перевозки практически прекратились, морские перевозки для нас практически закрыли. Так что в этой части да, сложности есть. Думаю, что это не одномоментное решение. Потихоньку выстраиваются новые логистические схемы, способы доставки и сухопутными, и другими путями. На решение этих проблем потребуется какое-то время.

А на решение проблемы переукрепления рубля? Как вы думаете, национальная валюта все-таки будет укрепляться и дальше?

Сергей Катырин: Наибольшее влияние эта ситуация, конечно, оказывает на наших экспортеров. Мы в большинстве своем работаем с продукцией сырьевой направленности, и, конечно, для экспортера важно, чтобы все-таки рубль не был таким крепким. А вот для импортеров это нормально. То, что можно было купить вчера за сто рублей, если у меня есть один доллар, сегодня можно за 60 рублей. Это удешевление.

Главный вопрос с импортом заключается в достаточном уровне потребительского спроса. Если мы его сможем поддерживать, тогда важно, чтобы импорт был дешевым. Но в связи с тем, что он тоже падает, и мы больше ориентируемся на российский рынок, полагаю, что не это главное. Укрепление рубля - более серьезная проблема, чем его ослабление.

Думаю, что по этому вопросу Банк России и правительство примут меры для того, чтобы сделать курс рубля более взвешенным. Я полагаю, что он отскочит, как любят говорить банкиры, и стоимость его все-таки будет поменьше: может вернуться к тем же традиционным 70 рублям за доллар, как у нас было, может, чуть поменьше.

Сейчас инфляция в стране замедляется, несколько недель даже фиксировалось снижение цен - дефляция. В таких условиях как себя чувствует бизнес? И считаете ли вы, что замедление инфляции это все-таки временное, а не постоянное явление?

Сергей Катырин: По поводу инфляции все взаимосвязано. Я полагаю, что это все-таки такой достаточно устойчивый тренд в той экономической ситуации, в которой мы оказались. Мы возвращаемся все время к одному и тому же - потребительскому спросу. И не только обывательский, но и потребительский спрос со стороны промышленных предприятий, тех, кто потребляет продукцию.

Если сегодня у нас потребительский спрос не очень высокий, то и оснований для инфляции, по большому счету, нет. За счет чего инфляция может быть? Если бы все бросились покупать и масса денег была выброшена на рынок, тогда понятно. А сегодня такой тенденции пока не наблюдается, и мне кажется это маловероятным.

Конечно, инфляция не будет нулевой, но и не будет дефляции. По итогам года, думаю, инфляция будет ниже тех показателей, на которые она скакнула вначале. В район золотой середины опустится, а дальше, полагаю, ее будут снижать до целевых параметров, к 4%. Однако, думаю, это будет уже не в этом году.