INTERFAX.RU. Сохранить и заместить: как государство регулировало IT в 2022 году

Ушедший год заставил российскую IT-отрасль рассчитывать на собственные силы и оперативно искать альтернативу зарубежным решениям. После ухода западных компаний на государственном уровне прочно закрепился курс на замещение программных продуктов.

Для мотивации отрасли к разработке, совершенствованию и поддержке отечественных решений правительство предоставило айтишникам льготную ипотеку, право на отсрочку от срочной службы и освобождение от частичной мобилизации, а одним из главных критериев для преференций стала госаккредитация. Однако во время игры правила менялись - сначала произошла "чистка" реестра IT-компаний, а затем и изменение порядка включения в него.

"Интерфакс" вместе с экспертами подвел итоги года в госрегулировании IT.

Примите меры

Отрасль информационных технологий оказалась самой обласканной в 2022 году. Государство быстро приняло третий пакет мер поддержки, в который впервые включило помощь кадрам. Все IT-компании на три года освободили от налога на прибыль и проверок, их сотрудникам предоставили отсрочку от призыва, а затем и от частичной мобилизации. У IT-компаний появилась возможность получить льготные кредиты по ставке, не превышающей 3%, а у их сотрудников - оформить льготную ипотеку.

Однако затем правительство решило урезать финансирование. Средства резервного фонда на субсидирование льготных кредитов для системообразующих аккредитованных IT-компаний на пополнение оборотных средств сократились сначала в шесть, а потом в 17 раз. В итоге сумма сжалась с 3 млрд до 30 млн рублей. Сокращение коснулось и суммы на кредиты IT-компаниям - их уменьшали дважды, с изначальных 54,5 млрд до 20 млрд рублей.

Как пояснил "Интерфаксу" глава ассоциации РУССОФТ Валентин Макаров, механизмы поддержки для IT-индустрии были выработаны и приняты до начала спецоперации, поэтому правительство было вынуждено вносить в них корректировки. В сокращении средств на кредиты системообразующим компаниям Макаров не видит существенного ущерба для отрасли.

"Кредиты системообразующим компаниям - довольно узко заточенная мера поддержки, которая касается только крупных компаний (не более 5% компаний РУССОФТ), к тому же она была связана с большими бюрократическими проблемами оформления. Поэтому снижение бюджета на эту меру вряд ли серьезно повлияло на индустрию в целом", - отметил Макаров.

Директор Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АПКИТ) и председатель Совета Торгово-промышленной палаты РФ по развитию цифровой экономики Николай Комлев в беседе с "Интерфаксом" отметил, что сейчас правительство направляет средства на приоритетные задачи (услуги населению, социальная сфера, кибербезопасность). Поэтому цифровой блок кабмина все больше ориентирует отрасль не на гранты, а на кредиты, собственные инвестиции и вложения крупных заказчиков в новые разработки.

Важной новеллой этого года стало и устранение регуляторных барьеров, которые не связаны напрямую с финансовыми затратами, считает глава Ассоциации больших данных Анна Серебряникова. Например, упрощение оборота обезличенных данных, обеспечение доступа к государственным данным для разработчиков сервисов и других.

Несмотря на то, что эксперты в один голос говорили о беспрецедентности мер поддержки, кое-что отрасль недополучила. По мнению Комлева, не хватило помощи системным интеграторам в ситуации ухода западных вендоров - ситуацию так и не признали форс-мажором. Также отставали меры поддержки производителям программно-аппаратных решений. Их отрасль ожидает в следующем году.

IT с человеческим лицом

В декабре правительство уменьшило и другой целевой показатель - минимальное количество айтишников, имеющих право на льготную ипотеку. Если изначально предполагалось, что получить кредит смогут не менее 10 тыс. специалистов, то теперь эта цифра сокращена вдвое - до 5 тыс. По мнению Макарова, это объясняется снижением спроса на покупку жилья во время спецоперации и общим потоком проблем с санкциями. Эксперт убежден, что приоритетом для компаний стало другое - освобождение от частичной мобилизации, которое айтишники получили первыми. "Это придало стабильности кадровой ситуации, по крайней мере, на российском рынке IT", - указал глава РУССОФТ.

Тем не менее часть айтишников покинули страну. Масштаб релокации долго оставался загадкой. Лишь в конце года на "правительственном часе" в Госдуме глава Минцифры сообщил, что за две волны оттока из России уехали 100 тыс. айтишников, это примерно 10% от всего кадрового потенциала. При этом министр отметил, что 80% из них продолжают работать на Россию из дружественных стран. Различные инициативы по ограничениям для уехавших специалистов в министерстве неоднократно расценивали как опасные.

Такие инициативы беспокоят и саму отрасль. По мнению главы АБД Серебряниковой, непоследовательные действия в этой сфере могут подорвать привлекательность России как юрисдикции для ведения IT-бизнеса, поскольку в государственных задачах как раз стоит привлечение в РФ айтишников из-за рубежа.

Незаменимых нет

После ухода из России крупных зарубежных вендоров самые большие проблемы возникли с импортозамещением специализированного и инженерного ПО. Пришлось оперативно создавать новое и доделывать готовые наработки.

Чтобы найти пробоины в рынке отечественного отраслевого ПО и понять потребности всех секторов экономики, по поручению премьер-министра Михаила Мишустина появились индустриальные центры компетенций (ИЦК), объединяющие представителей разных отраслей, которым нужно заместить зарубежный софт, и центры компетенций разработки (ЦКР), в которых скооперировались российские разработчики.

Профильные чиновники не раз объясняли, что создание отечественных аналогов - дело небыстрое и на разработку и внедрение этих продуктов потребуется несколько лет.

Наибольшие трудности возникли с замещением свободных объектно-реляционных систем управления базами данных (СУБД), софта для ERP-систем (управление процессами) и инженерного ПО (проектирование сложных изделий). К этому моменту у России уже были свои наработки по части создания отечественного аналога Oracle - на средних задачах ее можно было заместить софтом Postgres. Однако, чтобы его "докрутить", требовалось время.

Сейчас работа над заменой Oracle на Postgres продолжается. Как отмечает Макаров, это не просто СУБД, а целая экосистема разных продуктов, работающих вместе и таким образом обеспечивающих высокую эффективность. Речь идет не о замене одного продукта, а о замене платформы (как и в случае с Microsoft Windows), поэтому работа требует много времени.

Доминирующая ERP-система на российских предприятиях - немецкая SAP. На ней работают "Газпром", частично "Росатом", Минобороны и т.д. После начала спецоперации SAP объявила о прекращении работы в России и решила не продлевать контракты на облачные сервисы с российскими компаниями.

Ситуация с ERP остается сложной, но явно улучшается, констатирует Макаров. Для замены SAP есть несколько профессиональных команд, способных обеспечить работоспособность и даже развитие этой ERP, и есть продукты, имитирующие ее работу. Помимо этого, успешно развивает свою ERP, приспосабливая ее к разному "железу", компания 1С.

В рамках работы ИЦК и ЦКР появились новые разработки, которые получат финансирование из Российского фонда развития информационных технологий (РФРИТ) с начала наступающего года, поясняет Макаров. При этом, уточняет эксперт, финансирование РФРИТ не снизилось, как в случае с предоставлением ипотеки сотрудникам, а серьезно выросло.

"Эти средства будут выдаваться не разработчикам, а клиентам, которые будут выбирать себе поставщиков, которым на средства государства и на свои средства будут заказывать разработку ПО - под требование внедрить это ПО в своей компании. От такого подхода вполне законно можно ожидать и результатов", - рассуждает глава РУССОФТ.

По мнению Комлева, в части ERP и СУБД в подавляющем числе случаев есть отечественные аналоги и замещение идет быстрыми темпами. В части инженерного софта процесс идет не так резво. "В этой части и отставание было больше, так как в предыдущие годы сильно отставало и само машиностроение. А без участия заказчиков, без их экспертизы инженерному софту труднее было развиваться в России", - объясняет Комлев.

Глава Минцифры Максут Шадаев, подводя итоги года, заявил, что в целом в России неплохая ситуация с общесистемным ПО, но с узкоспециализированным софтом по-прежнему есть проблемы.

Запишите по-новому

Масштабные изменения затронули реестр IT-компаний. В 2022 году Минцифры убрало реестр из публичного доступа (раньше любой желающий, зайдя на сайт министерства, мог с ним ознакомиться) и изменило правила аккредитации компаний.

В начале августа Минцифры почистило реестр и исключило из него более 400 организаций, для которых деятельность в сфере информационных технологий не является основной.

Затем ведомство приостановило аккредитацию и занялось утверждением новых правил включения в реестр. Обновленный порядок госаккредитации правительство приняло в октябре. Если раньше компании включали в реестр только на основании соответствующего ОКВЭД, то теперь главным условием стала доля выручки от деятельности в IT-сфере в размере не менее 30%.

Требование аккредитации было "привязано" и к получению льгот, и к освобождению IT-специалистов от мобилизации. Именно фактор льгот стал основным для корректировки правил, считает глава РУССОФТ. В этой связи Минцифры, силясь на переговорах с Минфином минимизировать потери бюджета от предоставления льгот, постаралось исключить из реестра так называемых "мертвых душ", а также не допустить выдачу льгот крупным организациям любых секторов экономики, которые внезапно захотели стать IT-компаниями ради льгот.

Для этого Минцифры поставило условие: все аккредитованные до изменения правил IT-компании должны до 31 октября направить в ФНС согласие на раскрытие налоговой тайны, иначе они лишатся аккредитации. В результате из 26,7 тыс. компаний аккредитацию потеряли 7 тыс.

По словам главы Минцифры, к концу года по новым правилам аккредитацию получили более 900 IT-компаний, а 750 было отказано преимущественно по причине неправильно оформленного согласия на раскрытие налоговой тайны и несоответствия требованиям по средней зарплате.

"Переход на новое регулирование, естественно, потребовал некоторого переходного периода и согласования с организованной IT-индустрией. Да, были нервы, но сейчас все (или почти все) проблемы преодолены", - резюмировал Макаров.

При этом Комлев считает, что корректировки правил аккредитации - закономерный процесс, зависящий от этапов зрелости рынка. Сперва правила были простыми и "воронка" для включения в реестр была широкой. Затем, когда пришло много компаний, часть из которых сложно было назвать профильными, правила стали ужесточаться.

В наступающем году правила ждут новые корректировки. Как заявил Шадаев, аккредитацию должны получить резиденты "Сколково" и разработчики решений в сфере кибербезопасности.